Ляля Брынза (la_la_brynza) wrote,
Ляля Брынза
la_la_brynza

Category:
Гирька так вкусно про Басурманию пишет, что я аж ностальгировать начинаю.
Пекмез, колонья, микроп.

Зейтин... Гирька, ты ничего не написала про зейтин. Как ты могла?

Зейтин это даа! Это основа основ, начало начал, гастрономический столп и культурологический ступор. Помню, приехала в Турцию я в году эдак... Давно, короче. Дефка я была молодая, здоровая, крепкая. Энергичная тоже.
Пожрать тоже любила много, вкусно, и лучше мяса.

А тут мне моя новоявленная родня на завтрак (Гирька, расскажи потом про традицию кахвалты - это чудесно)вместо сосисек, сарделек, бутеров, млека, яек предлагает:

1. Вареньице в мисочках - пять видов.
2. Мед цветочный - один вид.
3. Огурчик памидорчик порезанные - одна тарелка.
4. Сыр белый мягкий, ака Брынза - кушай не хочу.
5. Сыр желтый твердый вонючий ужасно, порезанный крупными несуразными кусками - блюдце.
6. Зеленые оливки твердые и похожие на мумифицированных головастиков - пять штук.
7. Оливки черные морщинистые, политые сверху еще и маслом оливковым, посыпанные красным перцем и залитые лимонным соком. Собственно, зейтин

Конечно, батоны белые, горячие еще, мягкие - тысячу штук. И масло бутербродное, которое на самом деле маргарин. Я как раз приехала в маргариновую моду. Вредного масла не ел никто, кушали полезный маргарин.

"Мясо? Где мясо?" - ежеутренне вопила моя организьма, которой безумно не хватало белка. Вечерние котлетки, кебаб и печеные цыплята организьму не спасали. Турецкая кухня - таки больше овощная, и мяса там значительно меньше, чем у нас. Тем более по утрам. Тем более, когда за столом одни женщины. Ну правда, зачем женщинам утром кушать сосис и салам, когда можно вполне обойтись сплетнями, овощами и брынзой с хлебом.

Так вот день я пожевала эту брынзу с хлебом. Второй день пожевала брынзу с хлебом, и даже рискнула загрызть пару зеленых оливок, старательно не морщась. Третий день скушала агурчик-памидорчик, брынза-хлеб, зеленая оливка.

Мясо? Где мясо, нерусские черти?

На четвертое утро я, замученная соленой брынзой и склизкими зелеными головастиками, решила рискнуть и потянулась за оливкой черной.



- Зейтин харика! - сказала свекровь и причмокнула, чтоб я поняла, что зейтин сегодня особенно харика - то есть зашибись.

Я вежливо и робко улыбнулась. И закинула черное морщинистое и скользкое в рот. И упс... Никогда их не любила - оливки-маслины эти. Безвкусная дрянь, образчик буржуазной гастрономии. Мартини, трубочка, маслинка. Извлечь и выбросить под стол, пока никто не заметил. Но в Турции и это можно съесть, если уж набор из брынза-агурчик-хлеб совсем достал. О! Если бы я знала, что баночные испанские черные оливки с косточкой, к которым я приучила себя в Москве, отличаются от турецкого зейтина, как небо от земли.

Зейтин. Горько-солёный, мягкий на прокус, чуть вязкий. Оставляющий на языке привкус нерафинированного оливкового масла, и четкое ощущение, что ты только что сжевал кусочек протухшего моллюска. Именно так я это ощутила, и именно так я это проглотила. С трудом!

- Харика? - свекровь причмокнула снова, на этот раз вопросительно.
- Харика! - прошипела я сквозь густую тошнотворную слюну. Могла бы и причмокнуть, но не без последствий.
- Йе, йе, кызым (кушай, кушай, дочка) - миска с зейтинами оказалась прямо перед моим носом...

Я крепкая. Я удержала все в себе. И сказала, что спасибо- уже наелась. И еще выпила чаю. И еще чаю. И еще чаю. Много чаю с сахаром а) уничтожают маслянистый привкус тухлого моллюска б)притупляют страдания организьмы по мясу.

Почти полгода я даже не притрагивалась к черным сморщенным зейтин. На пожирающих эту мерзость нерусей глядела с ужасом. Сама же продолжала довольствоваться сыром и хлебом. Кстати, организм перестроился довольно скоро. Брынза, горячий, только из печки батон, свежий агурчик-помидорчик, мед, желтоглазые яйца... (Оказывается, свекровь не покупала их чтоб не опозориться. Она была уверена, что все европейские люди употребляют яйца исключительно в виде омлета, а как его делать, чтоб выходило пышно и красиво (ну как в сериалах) не умела). Так вот через полгода я привыкла к почти немясным завтракам. Я похудела, стала легче на подъем и чище кожей.

Но зейтин кушать никак не желала! Никак.

А в какой-то из воскресных дней пошли мы со свекровью гулять. День выдался такой свежий, солнечный, яркий и звонкий, что мы вместо обычной прогулки по набережной, добрели до соседской рыбацкой деревеньки, где как раз случился пазар (В смысле рынок). А там свекровь вдруг решила, что ей надо прикупить кило крупных зейтин, и два кило помидорок, и еще стручкового перца. Потом мы с миллионами пакетов, коробок и свертков сидели в какой-то чайной - уставшие и разморенные. И вдруг захотели есть. Обе. Сразу. Безумно. Это же солнце, море, два километра пешком в гору, и запах воскресного Стамбула. Там нельзя не захотеть есть.
Ну... Ну. Я бы предпочла зайти в ближайший рыбный ресторан и скушать тарелочек пять мидий, но свекровь достала эти свои зейтин, томатес и бибер, попросила мальчика - сына хозяина чайной их помыть и крикнула разносчику симитов (бублики горячие с кунжутом вкусные - мням).

Ах, Гирька! Растравила ты мою душу. Вижу, как сейчас, я эту площадь-недомерку, крошечную, мощеную белым камушком. И деревянные двухэтажные дома, дряхлые, красивые, похожие на стиснувшихся плечом к плечу стариков. И глазницы темных окон - ловцы сентябрьского солнца. И артритные столы и стулья уличных кафешек, и седые рыбаки, играющие в нарды за соседним столиком - один маленький и юркий с хитрым прищуром, второй высокий, несуразный в бейсболке козырьком назад. А чуть поодаль мальчик -чистильщик обуви, снявший майку и шлепанцы, завернувший джинсы до колен и загорающий на камне у самой воды.

Ах, Гирька! Оно вокруг так сияло, так звенело и так пахло, что можно писать часами и не устать пальцами и памятью.

Симит обжигает ладони. Его нельзя резать - надо ломать. Ломаешь, макаешь упругий кусочек в чашку с маслинами и ждешь, пока хлеб пропитается золотистым зейтиновым маслом. И ты подхватываешь размокшим кусочком зейтин, чуть придерживая пальцем, и кладешь это все в рот. Смакуешь мееедленно. Чувствуешь как по языку катается солнце, как оно тает, как нежит твоё небо и язык. Солоноватый, терпкий, с запахом лимона и крошкой цедры вкус помещается в тебя целиком, или ты помещаешься в него, как косточка в маслинку. И ты тут же тянешься за новым кусочком симита, а другой рукой хватаешь с глиняной тарелки четверть розового томата посыпанного круглой солью. Нет. Не могу! Нечеловечески вкусно.
А потом откусываешь зеленого жгучего перца, так чтобы глаза округлились и потекли из них слёзы ручьем. И воздух застыл в горле от ужаса. Вай вай вай. Острый попался? Не тормози, дурочка! Скорее кусай симит, вот прям так и кусай. И зейтин не забудь! Скорее! Гаси свой перечный пожар. Воды только не вздумай пить. Вот ведь, нетурка бестолковая! Прошло? Говорить можешь?

Хохочем. И доедаем помидоры, и смахиваем крошки подоспевшим чайкам. Пьем чай. И уже, поднимаясь, я вижу последнюю зейтинку, оставшуюся на дне чашки. Беру ее, кладу в рот и с наслаждением жую.

Зейтин харика! - Свекровь улыбается.
Харика зейтин! - Улыбаюсь в ответ.
Tags: жрачка, ностальживая, турецкое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 115 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →